Главная » Статьи » Что Где Когда

Все Курсы В Баку По Мореплаванию
все курсы в баку по мореплаванию

История барка.

Страница истории морского Баку:

Великая княгиня Ксения Александровна -

- Учебное судно Бакинского училища дальнего плавания.

6 мая 1902 г. состоялось утверждение Положения о мореходных учебных заведениях, которые теперь делились на мореходные училища дальнего и малого плавания,

мореходные школы, готовящие судоводителей для парусных судов,

курсы мореходных знаний, предназначенные для уже плавающих лиц и приготовительные мореходные школы, которые судоводительского образования не давали.

Для учеников мореходных учебных заведений вводилась форменная одежда.

Училища дальнего плавания учреждались в Петербурге, Владивостоке, Ростове-на-Дону, Баку и Магнусгофе, а училища малого плавания — в Херсоне, Керчи и Астрахани.

В Одессе мореходные классы были преобразованы в самостоятельное учебное заведение — Одесское училище торгового мореплавания с двумя отделениями: судоводительским и механическим.

Реформа мореходного образования 1902 г. изменила многое в жизни мореходных школ.

1 июля 1902 года на базе Бакинских мореходных классов было создано Бакинское Императора Александра II училище дальнего плавания с трехгодичным образованием.

Училище готовило судоводителей и пароходных механиков.

Для нового училища необходимо было построить специальное здание и общежитие на 60-70 мест, астрономическую обсерваторию и приобрести учебное судно.

Комитет по портовым делам отпустил на эти нужды 320 тысяч рублей.

К этому времени достаточно прочно утвердилось мнение о необходимости морской практики не только для будущих офицеров, но и для кандидатов в офицеры торгового флота.

Для учебных плаваний строились специализированные суда.

На Черном море будущие моряки - черноморцы, балтийцы, северяне и каспийцы - обучались на паруснике Мария Николаевна .

Чтобы уменьшить нагрузку на черноморское судно, решено было ввести в строй еще одно, предназначавшееся в первую очередь для учеников Бакинского и Астраханского училищ.

Великая княгиня Ксения Александровна , стальной барк, был специально построен как учебное судно Бакинского училища дального плавания.

Драматична судьба этого судна, родившегося барком [1] и закончившего свой путь баркентиной [2]

Кораблю дали звучное имя Великая княгиня Ксения Александровна , и это означало, что у него были покровители самого высокого уровня.

Строили барк как учебное судно, но жизнь распорядилась иначе.

Началась мировая война, затем свершился Октябрьский переворот, и история страны, биографии людей и даже кораблей резко изменились.

Официальным заказчиком барка Ксения Александровна стал отдел торговых портов Главного управления торгового мореплавания и портов (заказ был сделан в 1903 г.),

исполнителем - Акционерное общество железоделательных, сталелитейных и механических заводов Сормово .

Строитель и автор проекта Р.М. Ловягин. Стоимость заказа составила сумму в 182500 рублей.

29 сентября 1904 г. барк спустили на воду в акватории Сормовского судостроительного завода .

По завершении работ в Сормовском затоне особой комиссией начальной остойчивости была проведена проверка, которая оказалась вроде бы удовлетворительной.

По окончании этой приемки состоялся подъем флага - барк «Великая Княгиня Ксения Александровна» официально вступил в строй и был причислен к Мореходному училищу в Баку.

Барк предназначался для практических плаваний с учениками по Каспийскому морю с 15 мая по 15 сентября между Баку, Петровском, Астраханью, Фортом Александровск, Красноводском, Ленкоранью, Энзели и Астрабадом.

На нем плавали ученики не только Бакинского мореходного училища, но и других, так как корабль был рассчитан на размещение на нем ста учеников.

Через некоторое время судно, подвешенное железными цепями за две барки , было отправлено на буксире по Волге из Сормовского затона на Астраханский 12-футовый рейд.

Переход начался в середине октября 1904 года и завершился 30 октября.

Уже 2 ноября на судне начала работу основная комиссия: представители управления, начальник Астраханского училища малого плавания, начальник Бакинского торгового порта и техник Бакинского торгового порта.

При приемке присутствовали и уполномоченные от Сормовского завода.

Экипаж барка Великая княгиня Ксения Александровна состоял из 8 офицеров, 16 матросов и машинистов.

Барк снабдили шестью гребно-парусными шлюпками и катером с механическим двигателем. Электрическая вентиляция кубриков и кают, паровая прачечная и рефрижераторная камера для хранения скоропортящихся продуктов выгодно отличали учебный парусник от судов торгового флота того времени.

Судно снялось с якоря и, двигаясь под парами, взяло курс на Петровск (Махачкала). Когда были поставлены паруса, ветер усилился до 6 - 7 баллов.

Сразу по выходе в море выяснилось, что судно с трудом совершает плавание собственными средствами, поэтому было взято на буксир паровой шхуной Николай , которая и прибуксировала его до Баку .

15 июня 1905 года судно, забрав практикантов, вышло из Баку в свое первое учебное плавание по Каспийскому морю.

В десятом номере журнала Русское судоходство (1905 г.) есть статья о первом учебном плавании барка Ксения Александровна .

Жестоким разочарованием веет от этого плавания, какой-то злой рок продолжает тяготеть над судном и мешает ему исполнить ту огромную роль, которую не без основания возлагали на него моряки в особенности горькое разочарование выпало на долю воспитанников, - говорится в статье.

Не имелось места, где бы ученики свободно могли располагаться для своих занятий, да и сами занятия были как-то затерты и поставлены на второй план.

Судовая администрация и преподаватели как будто забыли о существовании учащихся, и, если бы не вахты, которые старшие воспитанники держали у главного компаса и на полуюте, им совершенно бы нечего было делать .

Из статьи следовало, что судовое начальство, по существу, имело о парусном деле весьма туманное представление .

Ученики же к концу рейса не смогли научиться даже сличать часы с хронометрами. Последние находились в кают-компании, обитатели которой были недовольны частыми визитами практикантов.

При этом на судне велась жесткая борьба за дисциплину. Провинившегося сажали на салинги , что всегда считалось на море одним из самых позорных наказаний.

Но барк продолжал работать. По установившейся традиции сезон учебных плаваний продолжался с 15 мая по 15 сентября, в ходе которых судно обычно заходило в такие порты, как Баку, Петровск, форт Александровск (форт Шевченко), Энзели, Астрабад.

Судно принимало не только воспитанников Бакинского училища дальнего плавания, но и питомцев других учебных заведений страны.

Все, однако, расстроилось к началу третьего сезона.

3 июня 1907 г. специальной комиссией, созданной при капитане Бакинского порта, судно было признано неспособным для плавания в море под парусами ввиду его малой остойчивости .

В 1908 г. барк начали буксировать по Волге и Мариинской системе в Гельсингфорс, где предполагалось делать ремонт.

В конце концов исполнителем работ стал завод Крейтона в Або (Турку).

В 1910 г. было принято решение передать барк Одесскому училищу торгового мореплавания, но что-то помешало теперь уже ремонтникам вовремя завершить работы.

Только в 1914 г. барк, ставший баркентиной, получил возможность вернуться к учебным делам.

К Черному морю в Мариуполь учебное судно отправилось вокруг Европы.

На полпути узнали о начале Первой мировой войны.

Судно было задержано в Греции и находилось в Пирее до 1917 г.

В том году на его борту появилось новое имя Свобода .

С началом англо-французской интервенции на юге России судно передали командованию флота белых.

Оно занялось перевозкой офицеров и солдат с Салоникского фронта для пополнения деникинской, а затем врангелевской армий.

Вместо сотни практикантов судно перевозило полторы сотни солдат и офицеров. В обратных рейсах судно брало фрахты на болгарские, турецкие, греческие порты.

В ноябре 1920 г. баркентина задержалась в бухте Золотой Рог, где ее включили в отряд судов, следовавших в Бизерту.

Узнав о том, что судно покидает Россию, большая часть экипажа - весь палубный командный состав, почти все матросы, машинисты и кочегары - покинула его.

Пополнение команды из числа гардемаринов и кадетов Морского кадетского корпуса поступило с линкора Генерал Алексеев и вспомогательного крейсера Алмаз .

Поскольку рядового и унтер-офицерского состава на баркентине не хватало, практикантам пришлось стать матросами, машинистами и кочегарами, а одному из них выполнять обязанности боцмана.

Командиром оказался бывший штурман линкора Императрица Мария .

Утром 29 декабря 1920 г. баркентину подвели к Бизерте, и французский буксир ввел ее в озеро Бизерта, границы которого покинуть ей было уже не суждено.

На судне был поднят карантинный флаг. Сообщение с берегом французские власти категорически запретили.

Днем и ночью вокруг кораблей эскадры несли дозор сторожевые катера, берег тщательно охранялся сенегальскими стрелками.

И так продолжалось три недели.

В феврале 1921 г. судно получило новое имя - Моряк .

На этом судне, восстановленном в ранге учебного, обитатели русской колонии попытались возродить в какой-то мере традиции Морского корпуса.

Французские колониальные власти запретили Моряку выходить за пределы мелководного Бизертского озера, где он и плавал на акватории размером 4х5 миль.

В декабре 1921 г. Моряк был поставлен в док (первый раз за последние семь лет). Очищали и красили корпус бизертские кадеты и гардемарины.

В начале 1922 г. пришло распоряжение французских властей о сокращении личного состава эскадры и ликвидации гардемаринских рот в течение года.

Но корпус уцелел под названием Сиротский дом , и Моряк продолжал нести учебную службу.

Его последнее плавание (в тех же границах) состоялось 21 сентября 1922 г.

Но Моряк исполнял функции учебного судна еще до октября 1924 г. оставаясь у стенки.

После расформирования Бизертской эскадры был пущен на слом.

Бывший барк Великая княгиня Ксения Александровна (а потом баркентина Свобода — Моряк ) был исключен из списков флота и разрезан на металл предположительно в 1930 г. в Бизерте.

www.cartalana.ru/morflot-18.php

Примечания:

[1] “Барк (нидерл. bark) — большое парусное судно с прямыми парусами на всех мачтах, кроме кормовой (бизань-мачты), несущей косое парусное вооружение.

Иными словами, все мачты барка, за исключением последней, из поперечного рангоута имеют только реи, тогда как последняя мачта рей не имеет. Число мачт барка — три и более. ”

[2] Баркентина — трёх-пятимачтовое (иногда шестимачтовое) морское парусное судно с косыми парусами на всех мачтах, кроме носовой (фок-мачты), несущей прямые паруса.”

Copyright: Сибор Филс.

Свидетельство о публикации №21304082

Мореходное образование

См. также в других словарях:

Образование в Одессе — совокупность высших, средних специальных, средних и дошкольных учреждений, располагающихся в г. Одессе. Содержание 1 Высшее образование 1.1 Университеты 1.2 Академ … Википедия

Одесское мореходное училище — Мореходное училище имени А. И. Маринеско Одесской национальной морской академии (МУ ОНМА) Головная организация Одесская национальная морская академия Год основания 1898 Ректор … Википедия

Херсонское мореходное училище рыбной промышленности — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей … Википедия

Дальневосточное мореходное училище — (ДМУ) Год основания 1956 Ректор Валентин Кузнецов … Википедия

Транспортное образование —         система подготовки инженеров, техников и квалифицированных рабочих в области проектирования, конструирования, строительства и эксплуатации различных видов транспорта (железнодорожного, автомобильного, морского, речного, воздушного,#8230 … Большая советская энциклопедия

Список учебных заведений Одессы — Образование в Одессе#160 совокупность высших, средних специальных, средних, дошкольных и внешкольных учреждений, располагающихся в г. Одессе. Содержание 1 Дошкольное образование 2 Общее среднее образование … Википедия

ВУЗы Одессы — Образование в Одессе совокупность высших, средних специальных, средних и дошкольных учреждений, располагающихся в г. Одессе. Содержание 1 Высшее образование 2 Среднее специальное 3 Общеобразова … Википедия

Сахалинское высшее морское училище — имени Т. Б. Гуженко (СМУ им. Гуженко) Прежние названия Сахалинское мореходное училище им. Адмирала Макарова Год основания 1855 … Википедия

ЛАТВИЯ — Латвийская Республика (Latvijas Republika), гос во в Европе. Пл. 64,5 тыс. км2. Нас. 2687 тыс. чел. (1989). Гос. яз. латышский. Столица Рига. В 1989 на 1000 чел. населения в возрасте 15 лет и старше приходилось 838 чел. с высш. и средним (полным#8230 … Российская педагогическая энциклопедия

МИТРОФАНОВ В.П. МИТРОФАНОВ П.С.

ШКОЛЫ ПОД ПАРУСАМИ, 1989

БАРК КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

Драматична судьба этого судна, родившегося барком и закончившего свой путь баркентиной. Кораблю дали звучное имя Великая княгиня Ксения Александровна , и это означало, что у него были покровители самого высокого уровня. Строили барк как учебное судно, но жизнь распорядилась иначе. Началась мировая война, затем свершилась Октябрьская революция, и история страны, биографии людей и даже кораблей оказались рассеченными, надвое.

Автором проекта судна и главным наблюдающим за его постройкой был корабел Роман Михайлович Ловягин - грамотный специалист, входивший в руководство Русского Регистра. Он постоянно сотрудничал с журналом Русское судоходство , участвовал в международных съездах и встречах по проблемам судоходства. Тем не менее, приходится признать, что в тот раз его детище оказалось нескладным.

Известны высказывания о Ксении Александровне члена совета министерства торговли и промышленности А. Е. Конкевича. Их привел в книге Соленый ветер Д. А. Лухманов. По словам Александра Егоровича, малая осадка мешала барку ходить под парусами (очевидно, острыми курсами), а тяжелый, развитый сверх нормы рангоут вызывал беспокойство по поводу его остойчивости. Судно оказалось чрезвычайно валким. Под парами оно ходило не лучшим образом. Паровая машина была слабенькой и под стать ей гребной винт, поэтому барк с тем же рангоутом оказывался не способным выгребать против ветра силой 3 - 4 балла.

Объективные причины этого, в общем-то, очевидны. Судно проектировалось для Каспийского моря, южная и северная части которого различаются, как день и ночь. Юг Каспия с частыми жестокими ветрами и тяжелой волной требовал создания парусного судна со значительной осадкой, мелководный же север лимитировал ее. Р. М. Ловягин пошел, видимо, на компромисс: допустимая разность рабочих осадок его судна составила почти 40 см (при трехметровой в среднем осадке). Оправданность этого компромисса, однако, не была подтверждена реальностью. Такова объективная сторона дела. Но была и субъективная: для моряков не было тайной то, что проект судна разрабатывался под непосредственным наблюдением заинтересованного лица - великого князя Александра Михайловича, супруга сестры императора Ксении Александровны. Легко сейчас говорить, что инженер был обязан придерживаться принципиальной позиции, а не строить, как выразился А. Е. Конкевич, какую-нибудь дрянь, если прикажут . Быть может, самому строителю было тяжело придерживаться такой стратегии в жизни.

Барк Ксения Александровна под парусами в слабый ветер на Каспийском, море

Но ситуация не была, как заметим дальше, однозначной. Хотелось разобраться в ней и очень хотелось получить живые свидетельства, хотя бы из третьих рук, о Р. М. Ловягине, о его корабле. Мы решились на авантюрную затею обзвонить Ловягиных, числящихся в ленинградской телефонной книге. Думалось, что в городе корабелов должны жить люди, родством связанные со строителем барка, владеющие какими-то крупицами сведений о нем. На 13 звонков ответили доброжелательные Ловягины, потомственные врачи, художники, мостостроители, педагоги, журналисты, далекие от корабельного мира. Под четырнадцатым номером значился человек, близкий к инженеру Ловягину, но со своим звонком мы опоздали лет на пять. Выяснилось даже, что мы не раз бывали в доме на улице Восстания неподалеку от Невского проспекта, где он жил, но возможность задать интересующие нас вопросы этому человеку была упущена.

Пришлось обратиться к свидетельствам, зафиксированным на бумаге. По счастью, кое-что обнаружилось в журналах Русское судоходство и Море и его жизнь . И сказочным подарком стали переданные нам капитаном дальнего плавания О. В. Красницким записки о стамбульско-бизертском периоде службы интересующего нас судна. В одном из рейсов судно, на котором он служил, зашло в Бизерту, где по сей день живут моряки бизертской эскадры. Олег Владимирович сумел разыскать и разговорить некоторых из них. Наградой за его любознательность стали, казалось, навсегда утраченные описания обстоятельств последних лет службы судна, чуть ли не последним носившего андреевский флаг.

Так нам стала известна хронология жизни барка Ксения Александровна . 29 сентября 1904 г. его спустили на воду в акватории Сормовского судостроительного завода. Построен барк был для мореходных учебных заведений Каспийского моря.

Реформа мореходного образования 1902 г. успела изменить многое в жизни мореходных школ. К этому времени достаточно прочно утвердилось мнение о необходимости морской практики не только для будущих офицеров, но и для кандидатов в офицеры торгового флота. Для учебных плаваний строились специализированные суда. На Черном море будущие моряки - черноморцы, балтийцы, северяне и каспийцы - обучались на паруснике Мария Николаевна . Чтобы уменьшить нагрузку на черноморское судно, решено было ввести в строй еще одно, предназначавшееся в первую очередь для учеников Бакинского и Астраханского училищ. Официальным заказчиком стал отдел торговых портов Главного управления торгового мореплавания и портов (заказ был сделан в 1903 г.), исполнителем - Акционерное общество железоделательных, сталелитейных и механических заводов Сормово . Стоимость заказа составила сумму в 182500 рублей.

По завершении работ была проведена проверка в Сормовском затоне особой комиссией начальной остойчивости, которая оказалась вроде бы удовлетворительной. По окончании этой приемки состоялся подъем флага.

Корпус барка Ксения Александровна у достроенной стенки в Сормове.

Из собрания Н. А. Залесского

Через некоторое время судно, подвешенное железными цепями за две барки , было отправлено на буксире по Волге из Сормовского затона на 12-футовый (3,7 м) рейд. Переход начался в середине октября и завершился 30 октября. Уже 2 ноября на судне начала работу основная комиссия: представители управления, начальник Астраханского училища малого плавания, начальник Бакинского торгового порта и техник того же порта. При приемке присутствовали и уполномоченные от Сормовского завода. Судно снялось с якоря и, двигаясь под парами, взяло курс на Петровск (Махачкала). Когда были постав лены паруса, ветер усилился до 6 - 7 баллов. О дальнейших событиях мы имеем противоречивые сведения. Автор статьи в журнале Море и его жизнь за январь 1905 г. скрывшийся за псевдонимом Г. , писал, что размахи судна доходили до 20 - 24°, но качка была приятной и судно легко всходило на волну, скорость его бега доходила до 10 уз. Барк хорошо слушался руля, судно вполне выказывало свои хорошие морские качества . В Петровске после освидетельствования и опробования шлюпок и осмотра всех недоделанных работ , оставшихся после предварительной приемки в Сормове, комиссия окончательно приняла учебное судно в казну, сдав его попечительскому комитету Бакинского училища дальнего плавания.

Пятый номер журнала Русское судоходство рисует иную картину, которая больше согласуется с заключением о барке, принятым двумя годами позже.

В соответствии с этой статьей, сразу по выходе в море выяснилось, что судно с трудом совершает плавание собственными средствами, потому было взято на буксир паровой шхуной Николай , которая и прибуксировала его до Баку . Там же говорится, что и во время плавания собственными средствами и на буксире учебное судно давало значительный крен (называются те же 23°), который ко миссия объясняла чересчур высоким рангоутом и тем, что на судно еще не было взято полное количество балласта. Далее Русское судоходство перечисляло хворобы учебного барка: плохо отдаются якоря, туго поднимаются шлюпки, котел недостаточно производителен, вследствие чего нельзя одновременно качать якорь и иметь электрическое освещение , на палубе тесно и по стройки (надстройки, рубки?) распределены так неумело, что работать с пару сами очень неудобно.

С сожалением приходится больше верить второму рассказу, потому что все эти недостатки барка подтвердились в самом начале его учебной карьеры. В десятом номере того же года журнала Русское судоходство есть статья о первом учебном плавании. Судно, забрав практикантов, вышло в море 15 июня.

Барк Ксения Александровна перед выходом на ходовые испытания в море.

Из собрания Н. А. Залесского

Жестоким разочарованием веет от этого плавания, какой-то злой рок продолжает тяготеть над судном и мешает ему исполнить ту огромную роль, которую не без основания возлагали на него моряки в особенности горькое разочарование выпало на долю воспитанников, - говорится в статье. - Не имелось места, где бы ученики свободно могли располагаться для своих занятий, да и сами занятия были как-то затерты и поставлены на второй план . Судовая администрация и преподаватели как будто забыли о существовании учащихся, и, если бы не вахты, которые старшие воспитанники держали у главного компаса и на полуюте, им совершенно бы нечего было делать . Из статьи следовало, что судовое начальство, по существу, имело о парусном деле весьма туманное представление Ученики же к концу рейса не смогли научиться даже сличать часы с хронометрами. Последние находились в кают-компании, обитатели которой были недовольны частыми визитами практикантов. При этом на судне велась жесткая борьба за дисциплину. Провинившегося сажали на салинги , что всегда считалось на море одним из самых позорных наказаний На барке Ксения Александровна к нему прибегали и в серьезных случаях и по мелочам. Салинги, салинги, без конца салинги.

Но барк продолжал работать По установившейся традиции сезон учебных плаваний продолжался с 15 мая по 15 сентября, в ходе которых судно обычно заходило в такие порты, как Баку, Петровск, форт Александровск (форт Шевченко), Энзели, Астрабад. Судно принимало не только воспитанников Бакинского училища дальнего плавания, но и питомцев других учебных заведений страны. Все, однако, расстроилось к началу третьего сезона. 3 июня 1907 г специальной комиссией, созданной при капитане Бакинского порта, судно было признано неспособным для плавания в море под парусами ввиду его малой остойчивости .

Баркентина Ксения Александровна в несколько перелицованном виде, 1910 - 1930 гг.

Из собрания Н. А. Залесского

Было принято решение заменить рангоут, но, по странной логике, делать это собирались на финской верфи. Только в 1908 г. барк начали буксировать по Волге и Мариинской системе в Гельсингфорс, где предполагалось делать ремонт. В конце концов исполнителем работ стал завод Крейтона в Або (Турку). В 1910 г. было принято решение передать барк Одесскому училищу торгового мореплавания, но что-то помешало теперь уже ремонтникам вовремя завершить работы. Только в 1914 г барк, ставший баркентиной, получил возможность вернуться к учебным делам. Однако главные беды судна были впереди. К Черному морю в Мариуполь оно отправилось вокруг Европы. На полпути узнали о начале первой мировой войны. Судно было задержано в Греции, в Пирее оно находилось до 1917 г. В том году на его борту появилось новое имя Свобода , которое дали ему белогвардейцы. Распоряжались судном люди, занявшие враждебную позицию по отношению к Советской власти.

С началом англо-французской интервенции на юге России судно передали командованию флота белых. Оно занялось перевозкой офицеров и солдат с Салоникского фронта для пополнения деникинской, а затем врангелевской армий Вместо сотни практикантов судно перевозило полторы сотни солдат и офицеров. В обратных рейсах судно брало фрахты на болгарские, турецкие, греческие порты. После бегства остатков врангелевской армии и флота в Стамбул в ноябре 1920 г. баркентина задержалась в бухте Золотой Рог. Ее включили в отряд судов, следовавших в Бизерту. Узнав о том, что судно покидает Россию, большая часть экипажа - весь палубный командный состав, почти все матросы, машинисты и кочегары - покинула его. Пополнение команды поступило с линкора Генерал Алексеев (бывш. Александр III , затем Воля ) и вспомогательного крейсера Алмаз из числа гардемаринов и кадетов Морского кадетского корпуса, оказавшихся вдали от родины и решивших бежать от революции. Поскольку рядового и унтер-офицерского состава на баркентине не хватало, практикантам пришлось стать матросами, машинистами и кочегарами, а одному из них выполнять обязанности боцмана. Командиром оказался бывший штурман линкора Императрица Мария .

На долю случайно собранной команды выпала задача оперативно привести в рабочее состояние судно, к тому времени имевшее запущенный вид. Утром 10 декабря снялись с якоря (вручную, работая вымбовками) и, буксируемые канонерской лодкой Страж , вышли в Мраморное море. На переходе продолжали обтягивать такелаж, пытались овладеть техникой работы с парусами: ставили их вначале по одному, затем на каждой мачте отдельно и, наконец, полностью В проливе Кафирефс (Доро) на третьи сутки перехода судно выдержало сильный шторм. И тут выяснилось, что при наведении на судне военно-морского порядка перед выходом в море оказалось выброшено какое-то старое железо , которое на самом деле было импровизированным балластом, заменявшим, видимо, расхищенный дополнительный свинцовый балласт, принятый еще при модернизации Ксении Александровны в Або. Канонерская лодка с трудом удерживалась против встречной волны и ветра. С нее попросили баркентину подрабатывать машиной, но машинная команда еще не научилась обслуживать котлы и машину.

Учебное судно Моряк (бывш. Ксения Александровна ) вместе с миноносцами Звонкий и Зоркий на судоразделке в Бизерте. Фото Ф. И. Илловайского. Из коллекции О. В. Красницкого

После Коринфского канала судно испытало еще один шторм, уже в Ионическом море, но все же почти благополучно прибыло в гавань Аргостолион о. Кефалиния). Здесь продолжили тренировки по работе с парусами и обслуживанию паровой машины. Машина была введена в действие, с парусами дело обстояло хуже. В пробных выходах поворот оверштаг осуществить не удалось ни разу. Возвращаться в гавань пришлось под машиной. Через два дня стало известно - на Страже сожгли котел, и далее судно уже буксировал флагман врангелевского флота крейсер Генерал Корнилов (бывш. Очаков , затем Кагул ). Аргостолион покинули вечером 25 декабря. Оставаясь на буксире, баркентина в дневные часы и при попутном ветре несла паруса, на ночь их убирали.

Через три дня на выходе из Мальтийского пролива получили сильный встречный ветер, и на траверзе о. Пантеллерия лопнули оба стальных буксира. Командир баркентины принял решение подойти к подветренному борту крейсера под парусами и машиной, чтобы принять новый буксир. Но маневр был неточен, судно навалило на крейсер и начало бить волной. Все стойки и шлюпбалки левого борта парусника оказались смяты, а винт крейсера - в опасной близости от баркентины. Завели пеньковый буксир, после чего движение было продолжено, но уже со скоростью 5 узлов. Баркентина опять начала подрабатывать машиной.

Утром 29 декабря 1920 г. баркентину подвели к Бизерте, и французский буксир ввел ее в озеро Бизерта, границы которого покинуть ей было уже не суждено. На судне был поднят карантинный флаг. Сообщение с берегом французские власти категорически запретили. Днем и ночью вокруг кораблей эскадры несли дозор сторожевые катера, берег тщательно охранялся сенегальскими стрелками. И так продолжалось три недели.

В феврале 1921 г. судно получило новое имя - Моряк . На этом судне, восстановленном в ранге учебного, обитатели русской колонии попытались возродить в какой-то мере традиции Морского корпуса. Но плавать баркентине было позволено лишь на бизертском пятачке диаметром в десяток миль. В декабре 1921 г. Моряк был поставлен в док (первый раз за последние семь лет). Очищали и красили корпус бизертские кадеты и гардемарины. В начале следующего года пришло распоряжение французских властей о сокращении личного состава эскадры и ликвидации гардемаринских рот в течение года. Но корпус уцелел под странным названием Сиротский дом , и Моряк продолжал нести учебную службу. Его последнее плавание (в тех же границах) состоялось 21 сентября 1922 г. правда, Моряк исполнял функции учебного судна еще до октября 1924 г. оставаясь у стенки.

Парусное вооружение и боковой вид барка периода 1904 - 1908 гг. Реконструкция авторов по фотографиям и описаниям

Источники: http://www.proza.ru//04/02/1382, http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/69181/%25D0%259C%25D0%25BE%25D1%2580%25D0%25B5%25D1%2585%25D0%25BE%25D0%25B4%25D0%25BD%25D0%25BE%25D0%25B5, http://www.cartalana.ru/morflot-18.php

Категория: Что Где Когда | Добавил: baku-99412 (2015-09-17)
Просмотров: 526 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar