Главная » Статьи » Популярное

Второе Баку На Примере Куйбышевской Области
второе баку на примере куйбышевской области

Ушел из жизни последний сталинский нарком

Юрий Трофимов, РИА Новости

31 марта скончался Николай Константинович Байбаков, человек-легенда, человек-эпоха, «последний сталинский нарком», как его иногда называли.

Из 70 с лишним лет трудового стажа у него 40 лет пришлось на работу в высших государственных органах - своеобразный рекорд активного служения стране. До конца жизни он сохранял исключительную преданность нефтяной и газовой отрасли, которой посвятил более четверти века, пройдя путь от рядового инженера на азербайджанских нефтяных промыслах до союзного министра.

Родился Николай Байбаков 6 марта 1911 года в Баку - «нефтяной столице» Российской империи, а затем и Советского Союза - в семье кузнеца, который в поисках заработка приехал из Белоруссии на берега Каспия, да так там и остался. Отцу с матерью было трудно прокормить двенадцать детей, всех вырастить и поставить на ноги. Поэтому сыновья с малых лет старались помогать родителям. При всем том старательно учились, и четверо из них получили высшее образование. Трое стали инженерами-нефтяниками.

В 1928 году Николай Байбаков, к великой радости отца, поступил в Бакинский политехнический институт, самый престижный тогда вуз республики. Учиться в нем было заветной мечтой всех бакинских мальчишек, твердо усвоивших формулу: «нефть - кровь промышленности». Николай с малых лет слышал от старших об огромном значении «черного золота» и о том, что бакинские нефтяники - большие мастера в его добыче. Забегая вперед, можно отметить: когда перед началом войны в Поволжье осваивался новый нефтеносный комплекс («Второе Баку»), Байбаков, уже занимавший крупную государственную должность, именно из Азербайджана пригласил туда лучших мастеров.

С середины 1931 года студент Байбаков уже подрабатывал в инженерной должности на Ленинском промысле в Балахнах, одном из самых перспективных и развивающихся. Через год, сразу после получения диплома, его официально зачислили в штат и загрузили работой выше головы: на промыслах не хватало квалифицированных управленцев. «Жизнь торопила все мое поколение, всю страну, - написал Байбаков в книге воспоминаний «От Сталина до Ельцина». - Моя студенческая юность совпала с началом первой советской пятилетки. Тогда в основном завершилось техническое перевооружение нефтяной промышленности - первой из всех отраслей Союза. Десятки предприятий страны сумели изготовить новейшее оборудование для нефтепромыслов, отвечавшее лучшим мировым стандартам. Благодаря этому к началу 30-х годов был превзойден показатель добычи нефти 1901 года, самый высокий за весь период промышленной разработки Бакинских месторождений».

В Балахнах активно осваивали так называемые «подкирмановские» нефтяные пласты, весьма многообещающие. Недостаток их состоял в быстром обводнении из лежащих выше пластов. Байбаков задумался: нельзя ли закупорить водяной пласт цементом, подаваемым под высоким давлением? Идея, поначалу казавшаяся бредовой, постепенно обрастала реальными деталями, выстраивалась в технологическую цепочку. Проект, разработанный молодым инженером, был внедрен в практику и дал хорошие результаты. С тех пор он стал повсеместно известен как «метод Байбакова». Уже годы спустя Николай Байбаков, много раз отмеченный и награжденный за другие немалые достижения, считал тот первый свой инженерный успех самым памятным и дорогим.

Грамотного специалиста и толкового организатора в феврале 1939 года перевели в Наркомат тяжелой промышленности на должность управляющего «Востокнефтедобычи». Объединение как раз и занималось «Вторым Баку» в Поволжье. В 1940-м Байбакова назначают заместителем наркома по нефтяным проблемам, а в 1942-м, когда уже шла война, - уполномоченным Государственного Комитета Обороны СССР (ГКО) по обеспечению фронта и тыла горючим.

Одним жарким июльским днем его вызвали в Кремль. «Товарищ Байбаков, - сказал председатель ГКО Сталин, - Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам. Я вас предупреждаю: если вы оставите им хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет, мы вас тоже расстреляем. Идите и думайте».

Группа специалистов во главе с Байбаковым вылетела на Северный Кавказ, где враг активно наступал. На месте утверждалась технология вывода из строя и долговременной консервации скважин. Положим, ни к Грозному, ни к Баку немцев не пустила Красная Армия, но в Краснодарском крае они уже подошли к станице Апшеронской, где начинались нефтепромыслы. Там пора было взрывать.

В книге «Нефтяной фронт» Байбаков вспоминает: «Трудно передать состояние людей, уничтожавших то, что недавно создавалось своими руками. При подрыве первых нефтеперекачивающих и компрессорных станций невозможно было сдержать слезы. Но понимая, что врагу не должна достаться наша нефть, мы быстро и вовремя реализовали все разработанные мероприятия».

В сложившейся обстановке следовало в самые сжатые сроки развивать нефтяную промышленность на востоке страны - в Башкирии, Куйбышевской и Пермской областях, а также в Средней Азии и Казахстане. Туда до августа 1942 года удалось эвакуировать значительную часть нужного оборудования. Но специалистов там не было. И тогда ГКО обратился с призывом о помощи к нефтяникам Баку.

Как свидетельствует Байбаков в той же книге «Нефтяной фронт», «около десяти тысяч бакинских нефтяников - весь цвет нефтяной промышленности Азербайджана - организованно выехали в восточные районы. Плыли танкерами и пассажирскими судами до Красноводска, а оттуда поездами к месту назначения. На новых местах, в условиях непривычно сурового климата и тяжелых испытаний военных лет они выдержали проверку своих волевых и деловых качеств, быстро наладив жизненно важное для страны производство. Уже в 1944 году на Урале, в Татарии, Башкирии, Куйбышевской области и в Туркмении забили первые мощный фонтаны нефти, в открытии и обустройстве которых большую роль сыграл самоотверженный труд бакинских геологов, буровиков, инженеров».

С ноября 1944 по май 1955 года Н.Байбаков являлся наркомом (министром) нефтяной промышленности СССР. В послевоенный период он был в числе немногих руководителей государства, ответственных за восстановление разрушенного хозяйства и его интенсивное развитие.

Особая роль принадлежит ему в организации разработки крупнейших нефтегазовых регионов Волги, Урала и, особенно, Западной Сибири, где создавалась основная топливно-энергетическая база страны. Нефтяники и газовики по праву считают его родоначальником отечественной нефтяной и газовой промышленности, крупнейшим специалистом и организатором в области освоения новых месторождений, создания высокоэффективных современных способов добычи и переработки нефти.

С 1965 по 1985 год Байбаков работал заместителем Председателя Совета Министров СССР и председателем Госплана СССР. Он единственный из всех председателей Госплана возглавлял этот экономический штаб страны более 20 лет, всегда последовательно и смело отстаивал его позиции в интересах государства. На своём высоком посту он всегда бережно и уважительно относился к подчинённым, практически никогда не повышал голоса. В его характере преобладала трезвая рассудительность.

Вспоминает Ренат Муслимов, государственный советник при президенте Республики Татарстан по вопросам недропользования, нефти и газа, а прежде - главный геолог объединения «Татнефть»: «В 1977 году по заданию Госплана мы подготовили обоснования добычи нефти на очередное пятилетие 1981-1985 годов и до 1990 года. Добывая в тот период около 100 миллионов тонн в год, мы, тем не менее, рассчитали, что к 1990 году этот показатель упадет до 35,6 млн тонн. В Госплане наши расчеты вызвали шок. У меня сложилось впечатление, что даже специалисты-нефтяники полагали, что добыча нефти в Татарстане продержится на уровне 100 млн тонн еще неопределенно долгое время. Расчеты были доложены Байбакову. После ряда уточнений он согласился с нашей позицией. Это мудрое решение дало возможность нефтяникам Татарстана обеспечить рациональную разработку нефтяных месторождений и не допустить чрезмерной интенсификации, хищнического использования недр».

Четверть века спустя Николай Байбаков подчеркивал в одном газетном интервью: «Как специалист могу сказать, что надо очень осторожно использовать ресурсы нефти и газа, которыми мы располагаем. Изобилие не будет вечным. Необходимо экономить, извлекать сырье полностью, а не оставлять на консервации целые пласты. Могу привести конкретный пример. Бакинское месторождение разрабатывается уже более ста лет, а извлекли там не более 50% запасов. Остаточную нефть нужно извлекать каким-то новым методом. В Институте проблем нефти и газа Российской академии наук мы сейчас как раз и занимаемся разработкой такой технологии».

Теперь разработки продолжатся без Байбакова. Но его сотрудники, конечно, будут помнить, кто стоял у истоков - как и сам Николай Константинович всю жизнь хранил память о добросовестных работниках. Рассказывают, что как-то раз, возвращаясь из обильного нефтью Самотлора, он попросил остановить машину у переезда железной дороги Тюмень - Сургут - Нижневартовск. Вышел к рельсам, снял каракулевую шапку и низко поклонился. Постоял молча, потом сказал: «Эта дорога к большой нефти - память о судьбах десятков и сотен тысяч людей. О тех, кто в рекордно короткие сроки создавал главную энергетическую базу страны, основу экономики России. Память о тех, кто ушел в вечность, оставив потомкам города, дороги, нефтепромыслы».

Природные ресурсы Самарской обл.docx

г.

Полезные  ископаемые на территории Самарской области

Перечень  полезных ископаемых территории типичен  для древних платформ с мощным осадочным чехлом. Он осложнен многочисленными  региональными тектоническими структурами.

Важнейшими  являются нефть и газ, месторождения которых распространены в восточной части области, главным образом в Заволжье. Эту территорию в свое время называли «Второе Баку». История освоения нефтяных богатств региона начинается с 1936 г. когда в Самарской области было открыто Сызранское месторождение и начата разработка. В настоящее время по величине извлекаемых запасов нефти выделено 517 малых ( 10 млн. т), 24 средних (10-30 млн. т), 3 крупных ( 30 млн. т) месторождений и 1 уникальное ( 300 млн. т) месторождение (Ромашкинское). Разрабатываются 310 нефтяных месторождений. Современное состояние техники и технологии разработки нефтяных месторождений позволяет извлечь не более 50% запасов нефти, а в тех месторождениях, где нефть тяжелая и вязкая – только 1/3 запасов.

На  территории Самарской области расположены  уникальные для Европейской России месторождения других полезных ископаемых. Это высококачественные стекольные и формовочные пески, бентонитовые глины, диатомиты, карбонатные породы, гипс, мел, песчаник, песчано-гравийные и песчано-щебеночные материалы. Широко распространены глины и суглинки для грубой керамики, и пески для строительных работ. В свое время значительную роль играла добыча горючих сланцев, природного битума, самородной серы. Из металлов следует отметить меденосность и открытие в 1960-1980 гг. месторождения титаноциркониевых минералов и урана. Большое значение имеют месторождения пресных подземных питьевых, минеральных и промышленных вод.

Образование месторождений ряда полезных ископаемых обусловлено своеобразием палеотектонической и палеогеографической  обстановки, существующей на территории в момент накопления осадков, а также процессами диагенеза, эпигенеза и другими  факторами. Они приурочены территориально к стратиграфическому подразделению  и определенному литолого- минералогическому  комплексу. Выделяются четыре важнейших комплекса:

1.      Верхнекаменноугольно-пермский сульфатно-карбонатный (известняки, доломиты, гипс, ангидрит, каменная соль).

2.      Верхнеюрско-нижнемеловой глауконито-фосфатный.

3.      Верхнемеловой мелово-мергельный.

4.      Нижнепалеогеновый кристобалит- опаловый (диатомит, трепел, опока, стекольные и формовочные пески).

За  счет альпийского тектогенеза следует отнести возникновение всех известных месторождений битумов.

Углеобразования входят в состав Камского угольного  бассейна, и накопление происходило в каменноугольное время.

Пропластки горючих сланцев наблюдаются в отложениях всех ярусов верхней юры и расположены они в восточном крыле Ульяновско-Саратовского прогиба и в Бузулукской впадине. Разрабатывается только Кашпирское месторождение, и в настоящее время единственным потребителем является АООТ «Сланцеперерабатывающий завод». С 1992 г. завод получает ихтиол медицинский, натрий-ихтиол, пластификатор сланцевый и мягчитель. Продукция этого завода находит сбыт более чем в 20 странах.

Меденосность верхнепермских отложений северо-востока области явилась следствием эрозии и выщелачивания меднорудных залежей на территории Урала. Вынос меди предположительно происходил в форме металлоорганических соединений. Разрушение последних и выпадение металла в осадок происходило в зоне смешения пресных речных и соленых морских вод. В результате шло образование лишь маломощных, линзовидных бедных металлом пропластков.

Аналогично  происходило накопление титаноциркониевых  россыпей вдоль северного окончания  Ульяновско-Саратовского прогиба.

В области имеются значительные запасы самородной серы. С баланса сняты  два неэксплуатируемых  месторождения: Водинское и Сырейско-Каменнодольское. Запасы серы Водинского месторождения отнесены к забалансовым. Сырейско-Каменнодольское находится в государственном резерве, и освоение его в ближайшее время не планируется из-за попутной утилизации дешевой газовой серы на газоперерабатывающих заводах.

Огромный  дефицит область испытывает в  природных облицовочных материалах. Разработка Жигулевского мрамора у  с.Ширяево, расположенного на территории Национального парка «Самарская Лука», не решает проблемы.

Добыча  строительных материалов (известняка и доломита) в качестве щебня ведется  также на охраняемой территории в  карьерах Богатырь и Жигулевский.

Месторождения строительного камня приурочены к выходам на поверхность отложений  позднекаменноугольного и пермского возраста. Они

находятся в одиннадцати районах  западной, северо-восточной и южной горнопромышленных зонах.

Кроме этого, в области имеются определенные геологические предпосылки для  обнаружения небольших  проявлений карбонатного оникса.

Традиционным  минеральным сырьем являются палеогеновые опоки, разрабатываемые Балашейским промкомбинатом для производства цемента в качестве гидравлических добавок. По физико-механическим свойствам опоки отвечают требованиям, предъявляемым промышленностью к адсорбционному материалу. Они могут служить сорбентами различного назначения. Это сорбентные материалы для осушки и сероочистки попутного газа на газоперерабатывающих заводах. В химической промышленности данные минеральные сорбенты могут заменить активированные угли, применяемые для рекуперации органических растворителей, очистки газов и аэрозолей. В нефтеперерабатывающей и строительной индустрии можно наладить производство силиката натрия (жидкого стекла). Для сельского хозяйства – это великолепный агрономический материал. Весьма перспективно использование опал-кристобалитовых пород для получения легких термолитовых заполнителей с высокими прочностными характеристиками.

Ценнейшим видом минерального сырья служат различные глины. Бентонитовые глины с большим содержанием монтмориллонита (Смышляевское месторождение) использовались до последнего времени для производства керамзита и глинистых растворов. Легкоплавкие глины и суглинки пригодны для получения искусственного щебня (гравия) – керамдора. Тугоплавкие глины служат сырьем для производства керамики и кирпича.

В области имеются значительные запасы мела в Шигонском районе, пригодного для производства цемента и извести.

С целью развития производства гипсовых и ангидритовых вяжущих наиболее изученным и перспективным для освоения является Троицкое месторождение с тремя продуктивными пластами гипса и одним пластом ангидрита.

Имеются месторождения стекольного  песка (Балашейское, Чапаевское, Передовое). Без обогащения эти пески могут быть использованы только для варки стекла, пригодного для изготовления консервной тары.

Возможна  добыча каменной соли на крупнейшем Дергуновском месторождении промышленного значения, расположенного в 70 км от г. Чапаевска. Пласты залегают в интервале глубин 403-475 м. Предлагаемый способ разработки – подземное выщелачивание соли через буровые скважины.

Геологические памятники природы

Используя природные богатства, всегда нужно  думать о том, к каким последствиям приведет вмешательство человека в  вековую гармонию природы.

Группа  геологических памятников природы  включают в себя уникальные и характерные  объекты, встречающиеся в пределах нашей области. Официально зарегистрировано более 50 охраняемых территорий. Например, некоторые из них в пределах Национального  природного парка «Самарская Лука»: Молодецкий курган - 187, Усинский курган - 188, Винновские горы - 238, Ермаковские обнажения - 192, Переволокские скалы - 200, Ширяевские штольни – 251, Жигулевские ворота – 259, Царев курган – 261, Яблоневый овраг – 249, Валы – 204 и др.

Самарская лука является удивительным памятником природы. Ее часто называют жемчужиной Русской равнины. Внутренние силы Земли  выдвинули из глубинных недр на поверхность  древние палеозойские карбонатные  породы каменноугольного и пермского  возраста. На поднятом массиве возникло плато и горный рельеф. Известняки имеют морское происхождение, сформированы за счет отложения на дне известковистых панцирей различных морских организмов и насыщены их остатками. По сохранившимся  окаменелостям определяется относительный  возраст горных пород. Породы Самарской  луки являются благодатным материалом для исследований.

Не  менее интересные геологические  памятники встречаются не только по берегам Волги, в Жигулевских  горах, но и на северо-востоке и  юге области. Многие из них относятся  к комплексным, геоморфологическим памятникам и к пещерам.

Кроме охраняемых объектов, Самарский край богат и другими удивительными  местами. Так, в Сергиевском районе близ села Старое Якушкино расположено Голубое озеро (рисунок 2) округлой формы с высокими берегами. Оно представляет собой карстовую воронку, заполненную водой голубого цвета, поступающей из мощных глубинных сероводородных источников. Площадь водного зеркала около 300 кв. м, а глубина достигает 23 м. Температура воды 4-7 градусов. И таких загадочных и интересных мест много, их следует изучать и охранять.

Человек как геологический фактор

Когда глядишь на громады Жигулевских  гор, на многометровые толщи отложений, возникает иллюзия их незыблемости, но на самом деле это не соответствует  действительности. На самом деле Жигули хрупки и беззащитны. В недавнем времени появился на земле новый  геологический фактор. Фактор этот - мы с вами, точнее, деятельность человека.

В начале XVIII в. начали «освоение» Жигулей, добывая серу на Серной горе и известняк как строительный материал, а позже как сырье для известковых заводов. В середине XIX в. началась добыча битуминозных песчаников на плато Самарской Луки. Добыча полезных ископаемых сопровождалась вырубкой лесов для обеспечения топливом заводов.

В 40-х гг. нашего века в Самарской  области развернулась добыча нефти, сопровождающаяся до настоящего времени  строительством трасс линий ЛЭП, трубопроводов, автодорог, «выбросами»  нефти и нефтепродуктов на скважинах и трубопроводах.

Начата  разработка нерудных ископаемых: доломита, гипса, известняка, серы, горючих сланцев  шахтным и открытым способами. Добыча открытым способом сопровождается буровыми работами.

Особенно  ярко проявляется влияние человека на природу на примере Жигулевских  гор. Сравним темпы разрушения Жигулей  человеком с темпами их созидания  природой. На создание карбонатных  отложений в районе Жигулей природе  потребовалось более 200 млн. лет, человеку, чтобы использовать их, достаточно 2 тыс. то есть он их осваивает со скоростью  в 100 тыс. раз большей, чем создавала природа.

Материальные  ценности, получаемые при добыче нерудных ископаемых, общеизвестны, но задумаемся и над тем, что мы теряем, разрабатывая карьеры в Жигулях. Вместо причудливых  скал, разбросанных среди лесов на горных склонах, волжские берега «украшают» выемки карьеров и осыпи отвалов. При этом в жертву приносится не только красота. Карьеры разрушают  осевую зону дислокации, и мы лишаемся возможности изучать уникальную геологическую структуру (горы на платформе!). Другого такого участка на Русской  равнине, да и на других платформах нашей планеты нет.

Природе, для того чтобы сформировать долину современной Волги, потребовалось  более 25 млн. лет. Около 5 млн. лет создавала  природа причудливый изгиб в  ее среднем течении, который зовется  Самарской Лукой. И всего за половину столетия Волга превращена человеком  в каскад водохранилищ, а в районе Самарской Луки это преобразование заняло менее 20 лет: с 1949 г. когда были возобновлены работы по проектированию Куйбышевского гидроузла, до 1967 г. когда вступил в строй Саратовский гидроузел.

Велико  и загрязнение водоемов и особенно воздушного бассейна. Так что опосредованное влияние человека на ход развития Жигулевской возвышенности  представляется не менее существенным, чем его прямое воздействие.

Источники: http://www.piganovmax.ru/novosti-v-mire/1290-ushel-iz-zhizni-poslednij-stalinskij-narkom, http://stud24.ru/geology/prirodnye-resursy-samarskoj-oblasti/218587-639618-page1.html

Категория: Популярное | Добавил: baku-99412 (2015-09-14)
Просмотров: 244 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar